111990 (111990) wrote,
111990
111990

Categories:

«Пусть вымрет 90% русского народа, лишь бы осталось 10% к моменту всемирной революции» – Ленин.

Истреблялся русский народ  евреями-большевиками, тремя способами:
1) убийством, 2) голодом и 3) нравственными пытками.
                                                                              II. Голод
             ЧК непосредственно руководила операцией по преодолению голода в Поволжье. В доведенном до голода бездарным коммунистическим руководством черноземном регионе от голода скончалось свыше 5.000.000 человек (каждый четвертый). Отряды чекистов запрещали доставлять в Поволжье гуманитарную помощь, а весь хлеб отправлялся в Германию, в рамках проведения спецоперации, направленной на установление в этой стране коммунистического режима по советскому сценарию во главе с Э. Тельманом. За годы голода в Поволжье в Германию было вывезено 50 млн пудов хлеба. В бывшем архиве Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС хранятся документы, подтверждающие, что в годы голода коммунисты направили в Поволжье помощь в размере 125.000 советских рублей, а за рубеж на закупку одних только знаменитых "кожанок" для чекистов пошло за этот период 1.800.000 рублей золотом.
               «По сообщению из иностранных источников в Крыму более 60 000 человек умерли от голода, из них 60% детей. Трупы их съедены голодающими. Те же источники приносят известие, почерпнутое из «Красной газеты», о расстреле «из человеколюбия и санитарных целей» 100 детей, заболевших сапом от употребления мяса, зараженных этой болезнью лошадей…»(Еженедельник Высшего Монархического Совета, № 44, от 5 июня 1922 г.)
[Spoiler (click to open)]           «Lokal Anzeiger» печатает выдержки из письма немца, поволжского колониста, рисующие картину страшного голода. «Мы съели последних своих собак, кошек и крыс. Мы питаемся падалью убитой в прошлом году скотины. В нашей деревне ежедневно умирает 5-6 человек. Если вы нам не поможете, мы все перемрем…» (Еженедельник Высшего Монархического Совета, №3, от 28 августа 1921г.)
              «В районе Старого Оскола произошло кровавое побоище между местными крестьянами и крестьянами, прибывшими из голодных губерний…» (Еженедельник Высшего Монархического Совета, №5, от II сентября 1923 г.)
               «Волна голодных крестьян уже докатилась до Москвы… вид у людей ужасный: впалые щеки, темный цвет лица, ввалившиеся глаза и страшная худоба тела. Особенно ужасен вид детей: это живые мертвецы… по всем дорогам видны группы (семейства) еле плетущихся, каких-то полуживых людей. Одежда – лохмотья… В Советской России организуются специальные отряды для вооруженной борьбы с толпами голодных, двигающихся на Москву. Отряды эти достигают 50 000 человек.» (Еженедельник Высшего Монархического Совета.)
               «Письма из России говорят о все растущем голоде в Поволжье. На улице часто целыми днями лежат распухшие трупы умерших от голода людей, в лучшем случае, они к вечеру убираются. Очевидец описывает душераздирающую сцену, происходящую на одном из волжских пароходов: сумасшедшая мать, утопив трех своих детей, металась по пароходу, проклиная большевиков и угрожая им кулаками, пока не была арестована местной «чека». (Еженедельник Высшего Монархического Совета, №7, от 25 сентября 1923 г.)
                Опозоривший свое имя дружбой с советской властью Фритьоф Нансен, сведения которого уж никак не могут быть преувеличенными, сообщает в своем докладе, что "голод захватил 19 000 000 человек, из которых 15 миллионов приговорены к голодной смерти. В Самарской губ. были арестованы две женщины, которые убили старых бродяг и съели их мясо. В Пугачевском уезде дошли до того, что жарили трупы, вырытые с кладбища. В одной деревне мать раздала своим трем дочерям труп своей старшей дочери, умершей от голода. В Минске были случаи, что матери убивали собственных детей, чтобы избавить их от мук голода. В Новороссийске одна мать утопила своих детей. В Башкирской республике едят конский помет. В Симбирске крестьяне собирают болотные водоросли и едят их, перемешивая с навозом."
             «Известия, получаемые из голодающих районов России, рисуют картины, полные ужаса. Длительная голодовка, наравне с дикой, непримиримой ненавистью к виновникам этих несчастий – социалистам, доводит некоторых крестьян до полной апатии, равнодушия и покорности пред судьбой. Прибывшие из России вместе с Нансеном его сотрудники рассказывают, что ими наблюдались следующие случаи. В одной деревне они видели, как крестьяне, одевшись в чистое белье, забирались на печку и, укрывшись шубами, лежали в полном безмолвии. На вопрос, что они делают, получался ответ: «Есть больше нечего, жить все равно осталось один день, смерти ждем». Часты случаи, что целые семьи вымоются в бане, пустят угар и с молитвой к Богу медленно умирают. Ужаснее всего то, что на будущий год нужно ожидать еще худшего голода, который охватит уже не местность, населенную 30-ю миллионами, а пол-России. Москва, «сердце России», – представляет из себя позорную и жалкую картину. В жизни города две стороны, совершенно противопложные одна другой. В то время как одна часть населения роскошествует, пьянствует и развратничает, другая постепенно вымирает, занятая лишь вопросом раздобывания хлеба насущного, не интересуясь окружающим, живя лишь изо дня в день.» (Еженедельник Высшего Монархического Совета.)
                «Приехавший недавно из Петрограда доктор Б. рассказывает следующий эпизод. Однажды хозяйка квартиры, в которой он жил, заявила ему, что она не сможет его накормить и вместо ответа на его вопрос, отчего он в этот день должен остаться без обеда, повела его на кухню и показала на столе часть человеческой ноги. Возмущенный доктор взял с собой этот кусок «мяса» и пошел в лавку, из которой оно было получено. В лавке он получил ответ, что в этот день мясо получено из чрезвычайки (чека) и все того же сорта. В комиссариате, куда он отправился, доктору выражали сочувствие, возмущались, но сказали, что ничего сделать не могут. Б. не успокоился и пошел в чрезвычайку, там его заявление было тоже встречено «сочувственно», но отговаривались тем, что ничего сделать не могут. Когда же доктор заявил, что он пойдет в исполком и опубликует об этом в газетах, чекисты, выслушав его речь, тоже «сочувственно» сказали ему: в исполком вы, конечно, пойдите и вообще ваши заявления можете делать где хотите, но в газетах об этом печатать не советуем. Имейте в виду, что через два дня после появления вашей заметки в печати, ваша нога будет лежать на том же прилавке…» (Еженедельник Высшего Монархического Совета, № 34, от 20 марта 1922 г.)
           
                Если бы голод явился действительно только стихийным бедствием, как утверждают большевики и те кто им верит, а не одним из способов истребления русского народа, то советская власть, не проявляя личной инициативы, не мешала бы, по крайней мере, частным лицам бороться с этим бедствием. Мы видим, однако, обратное. Голод содействовал не только истреблению русского народа, но и помогал выкачивать, под предлогом «помощи голодающим», деньги из-за границы, идущие столько же на усиление советской власти в России, сколько и на пропаганду коммунизма в Европе.
               «Московский общественный Комитет помощи голодающим распоряжением советской власти закрыт, большинство членов его арестовано. Еще раз большевики доказали мiру необоснованность мнения, будто они идут на уступки и эволюционируют.» (Еженедельник Высшего Монархического Совета, № 4, от 4 сентября 1921 г.)
                 «По сведениям из Москвы, 3 члена комитета помощи голодающим – Кишкин, Кусков и Анархасов приговорены к смертной казни. Па запрос Нансена по этому вопросу из Москвы дан уклончивый ответ.» (Еженедельник Высшего Монархического Совета, № 10, от 16 октября 1921 г.)
          
                 Верхом подлости в деле защиты советского государства и коммунистов от порабощенных народов России стала проведенная под личным контролем Ф. Дзержинского операция по дискредитации Русской Православной Церкви. Под предлогом помощи Поволжью у нее было изъято все имущество. Был предположительно отравлен Св. Патриарх Тихон, а из всех епископов репрессий избежало только четверо. Ленин дал карательным органам следующую директиву: "Нам во что бы то ни стало необходимо провести изъятие церковных ценностей самым решительным и беспощадным образом. Я прихожу к безусловному выводу, что мы должны именно теперь дать самое решительное и беспощадное сражение черносотенному духовенству и подавить его сопротивление с такой жестокостью, чтобы они не забыли этого в течение нескольких десятилетий".

2-ю часть 2-го тома «Воспоминаний» князя Н.Д. ЖЕВАХОВА    продолжение, начало - http://111990.livejournal.com/67867.html
http://sky.bbnow.ru/viewtopic.php?id=22
Tags: большевики, русские_евреи, уничтожение
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment